«Если кто-то захочет рискнуть — вспомните меня»

Задержанный наркозакладчик встретился с подростками.

В Минском государственном профессионально-техническом колледже легкой промышленности и бытового обслуживания населения прошла встреча учащихся с фигурантом дела о наркотиках, которого сотрудники Фрунзенского РУВД задержали за распространение дурмана. О чем шел разговор — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

По итогам работы за прошлый год Фрунзенское РУВД стало лучшим среди милицейских районных управлений в столице. В чем секрет? Сотрудники не закрываются внутри своих кабинетов и не боятся использовать все новые и новые формы и методы работы. Порой даже шокирующие.
…Дверь открылась, и в актовый зал колледжа легкой промышленности ввели высокого мужчину, возраст которого с ходу сложно определить. На запястьях — наручники, по бокам — конвой. Его зовут Сергей*. По просьбе милиционеров он согласился рассказать подросткам о своей судьбе.
Перед появлением в зале необычного спикера сотрудники отдела по наркоконтролю и противодействию торговле людьми и инспектор по делам несовершеннолетних Виктория Рудая объяснили ребятам, кто перед ними будет выступать. Поэтому происходящее не напугало подростков, но совершенно точно поглотило все их внимание. Сергей взял в руки, сплошь в татуировках, микрофон, хотя в этом не было необходимости — знакомство со слушателями мужчина начал в полной тишине.

— Значительную часть своей жизни — последние 25 лет с перерывом на 3 года — я провел в тюрьме, — рассказал выступающий. — Сначала за другие преступления, потом — за наркотики. Мое самолюбие говорило: «Ты лучше милиции, умнее, в этот раз точно не посадят». Но реальность каждый раз была другой: я снова попадал за решетку. Вначале казалось, что все пройдет быстро, было даже смешно. Но не сейчас. Мне уже 46 лет. И в этот раз по статье получу до 15 лет лишения свободы.

«В этот раз» — это за закладки с психотропом. Мужчину задержали несколько дней назад. Но почему человек, который видел неприглядную изнанку несвободы, снова пошел на риск? Чужая душа, конечно, потемки, но Сергей готов был рассказать и об этом.

— Когда в последний раз освободился, то решил для себя, что это шанс. И у меня получилось: завел семью — познакомился с 25-летней девушкой, родились дети. Но в какой-то момент денег стало не хватать. Я работал, но их все равно было мало. Тогда я сам себе придумал, что мною все недовольны, и связался с интернет-магазином по продаже наркотиков.

Жена (правда, неофициальная) у Сергея действительно есть — тоненькая хрупкая женщина. Она до безумия влюблена в отца своих детей и не представляет, как будет без него дальше. Но винить минчанка может только себя: она знала, во что ввязался сожитель, и не предприняла никаких решительных мер. И хотя сначала со скандалом выгнала его из дома, но потом все же простила и закрыла глаза на наркоподработку.

— Думал, заработаю денег, чтобы жена гордилась, и тут же брошу. Сам себе говорил: сейчас два раза возьму клад — и все, — говорит Сергей. — Поработал две недели, получил около 1 000 рублей — и действительно все, «прием». Конечно, не ожидал, что возьмут так скоро. Надеешься, что будут ждать какой-то крупный размер или еще что-то. Мол, дадут поработать, а там я сам спрыгну. Но никто ничего не ждет, всех закладчиков и дилеров ждет один конец. Сейчас мне 46, и я не знаю, выйду ли уже из колонии.

Неожиданно он проникается атмосферой и уже не пытается врать самому себе, хотя много лет делал это удивительно хорошо.

— Я знаю точно: каждый раз, когда вы переступаете закон, это безвозвратный шаг. Возврата нет. Если вы думаете, что можно один раз отсидеть, а потом вернуться и зажить нормально, ошибаетесь, — продолжает мужчина. — Ничего не наладится. Да, у кого-то получается, но это исключения. Один раз вы ошибаетесь — и больше не возвращаетесь к нормальной жизни никогда. В голове всегда сидит: «Ай, я же уже был там, знаю правила. Один же раз уже скостили срок или дали не лишение — и в этот раз все будет хорошо». Не будет. Дальше — хуже.

Сергей подчеркивает: жизнь в колонии сильно романтизируют:

— Никто ведь не рассказывает о том, что там, в зоне. Нет, не про условия, а про ощущения. У всех есть друзья-подружки. Но иногда подружка надоедает, и хочется от нее отдохнуть хотя бы пару часов. А за решеткой так не получится: придется терпеть ее круглосуточно много лет. Там никуда не уйдешь, не спрячешься. Ты вынужден видеть одни и те же лица. Поэтому там все злые. Знаете, если кто слабохарактерный, я бы даже не пытался сделать то, за что можно туда попасть. Задавят. Да и к тому же, как только вы делаете шаг туда, вы никому не нужны, про вас все забывают. Вы теряете близких, теряете нормальную жизнь. В лучшем случае останется мама, да и то не у всех. А ведь родители дали вам жизнь, чтобы вами гордиться. То, что я говорю, может показаться вам смешным, но это так.

В конце монолога Сергей предлагает задать ему любые вопросы, но в зале царит гробовая тишина. Дети, шокированные такой откровенностью взрослого мужчины, не знали, что сказать. С места не сдвинулись даже подростки, которые обычно нарочито демонстративно отвергают любые попытки поговорить по душам.

— Если кто-то из вас когда-нибудь захочет рискнуть, вспомните меня, — сказал Сергей, когда конвой подошел ближе и жестом указал на выход. — Я потерял жилье, потерял семью — жену, детей, маму. А самое главное, потерял время. Теперь у меня нет перспектив.

* Имя героя изменено по этическим соображениям.

Фото предоставлены ГИОС Фрунзенского РУВД